include_once("common_lab_header.php");
Excerpt for Байки кота Коврика. Книга 1. Как сыр в масле... by , available in its entirety at Smashwords

Как сыр в масле...


Эта история о самом ленивом коте не выдумка, он и сейчас, лёжа на диване, бороздит мыслями просторы Вселенной или ещё чего-то там.

Сродни масти тигрицы - кошка, окотившись, зализывала родовые раны, полагая, что уже все котята явились на свет, как вдруг нежданно-негаданно высунулась голова последнего из помёта, и, шмякнувшись оземь, очаровательный малыш чуть слышно запищал: «Здрасте! Вот он я… принимайте!»

Первая претенциозная мысль последыша (а это был кот) сформировала неуживчивый характер новоиспечённого жителя планеты Земля: «Почему меня не разбудили? Вы чё братаны, оборзели?! Хотя бы в бок пихнули, что настала пора родиться. Пре-да-те-ли!.. — нудно бубнил крепыш. — Я делил с вами живот мамы… а вы, как только хлебнули воли, немедля про меня забыли. Мало того, что в утробе непрестанно толкали, отжимали пространство, так ещё и кинули напоследок».

С такими лукавыми мучительными мыслями уродиться плутоватый, знаменитый байками кот.

Мамашка почистила отщепенцу шёрстку, также тщательно его вылизав, как и других полосатиков, и он тут же в надежде подкрепиться с богатырской силой отталкивал уснувших братьев и сестер, чтобы примоститься к опустошённой сородичами титьке. Дорвавшись до заветного соска, малыш отчаянно тягал её из последних сил. Донельзя намаявшись, он чтобы не пищать от голода, повис на мамке, плотно вцепившись в нее словно вошь за кожух. Отогревшись в тёплых пушистых объятиях, котёнок забылся сном и, посапывая, тешил себя надеждой натрескаться молока от пуза: «Пусть пустая, но зато незанятая… я буду первый, кто её опустошит следующий раз».

Ночью от голодного урчания в животе сластена проснулся, услышав похрапывания и писк неблагосклонной к нему родни, и жадно потягал титьку. Наскребав напёрсток еды, сытый котенок отвалился, словно клещ напившись крови, и мертвецки уснул, хоть выноси его куда хочешь, не услышит.

Он рос бы более счастливо, если бы не совал свой нос во все дыры, из-за чего часто влетал в неприятные истории. Борьба за выживание и место под солнцем научили его быть стойким к невзгодам и выносливым к голоду. Спустя десятилетие его темперамент поутих, интерес к неизведанным далям канул в лету, и на смену пришло философское спокойствие и отрадная лень.

Теперь это был огромный жирный, потерявший талию кот, который то и делал, что жил мечтами. Его лень достигла абсурдной глубины, он ел из миски только лёжа, и если бы не естественные надобности, он так и валялся бы, будто коврик у порога, урча под нос любимые мелодии. Чаще всего размышления этого славного кота сводились к одной главной мысли: «Если бы я был…».

Итак, вот Вам рассказ от первоисточника - кота Коврика.


Понятное дело, что у человека с именем Михаил (это имя моего хозяина) фантазии ни на грош, поэтому он, завидев меня, умилившись, произнёс скрипучим голосом (наверное, много курил): «Что за прелестный кот! Смотри дорогая, у него на мордочке чёрное пятно, словно из кучи угля вылез, — и назвал первым пришедшим ему в голову словом, — мурзик. А давай-ка назовем его Мурзиком!» — Предложил он своей жене, которая приласкала меня, приложив к теплой груди.

Мужик сразу мне не понравился.

— …ха-ха! …Мурзик… он, что издевается?.. уверяю, что он скоро узнает почём фунт лиха, если ещё хоть раз произнесёт эту скверную кличку!.. — и я затаил злость на ещё незнакомого мне дядьку.

Видите ли, он восхитился моей мордашкой. Я понимаю это иначе… если тебе кто-то нравится (впрочем, я никогда не сомневался, что стал любимцем семьи), нельзя называть его таким мерзким именем как Мурзик. С тех пор я ни разу не отозвался на обидное имя.

Хозяин, он же тупой… уж сколько раз, гипнотизируя его взглядом, я внушал, что негоже такого милашку, как я, обзывать грязнулей (Мурзиком я имею в виду), а он словно не замечая моего презрительного фе!.. продолжал звать именем, которое я усердно игнорировал. Мою проблему, как всегда решил случай.

Как-то раз, переступая порог дома, Михаил споткнулся об меня и влетел лбом в стену и чуть было не свернул себе шею (…так ему и надо!..) и бешено вскричал:

— Разлёгся!.. здесь… как у себя дома (хм… интересно… а разве я ни у себя дома?.. я просто уверен, что это он у меня в доме…). Ковриком себя возомнил? — и, отвесив пинок под мой пушистый зад, невзначай окрестил новым именем - Коврик.

С тех пор я всё чаще слышал от хозяев имя Коврик, в основном, когда об меня спотыкались у порога. На мой взгляд это имя было таким же ужасным, как и Мурзик, зато оно основательно закрепилось за мной, ввиду искреннего согласия с ним моего хвоста, вернее его кончика, который то и дело предательски реагировал на призыв. Ковриком я был не только когда валялся где не попадя, но и потому, что моя шерсть была длинной, мягкой и пушистой. Раз доля истины в наречённом имени присутствовала, пришлось с ним смириться.

Кстати, у меня есть и неприятная кличка. Половиком меня оскорбляют в основном за то, что я путаюсь у всех под ногами. Каждый раз члены семьи чертыхают меня на пороге дома, когда придя домой, наступают на мой хвост (словно это я им на хвост наступаю… странно… логику людей мне не понять). За непослушание и проказы меня всегда удостаивают ругательным именем - Половик.

Бывают и приятные моменты в моей жизни, когда хозяева, выказывая свою любовь, чешут мою полосатую, будто у тигра, великолепную спинку, приговаривая: «Коврик... Коврик…». Уж я то, купаясь в ласках хозяйки, отрываюсь на полную катушку, урчу словно кларнет, изгибаясь под ее нежной рукой, словно гуттаперчевый мальчик. Дозволяя гладить свой живот, я намекаю женщине на глубочайшее мое к ней доверие. Жаль, что почесушки случаются крайне редко из-за несовершенства бытия.

Однако, стоило мне возгордившись дефилировать перед домашними надменным шагом, выставляя напоказ собственную значимость и величавость (ведь я же - кот, а не какая-нибудь мышь под веником), как они меня тотчас же саркастично назовут - Ковер (ну типа - Король).

Эти клички навесил на меня милый старикан, да и флаг ему в руки… пусть так! Но я принципиально ни разу не отзовусь на первое имя - Мурзик, потому что считаю себя чистюлей, который две трети жизни лижет свою попу и всё что её окружает.

Я стал жить в большом одноэтажном доме и с годами смирился с дурацким прозвищем - Коврик. Хотя, справедливости ради, данное имя определяет мой образ жизни, ведь я днюю и ночую на пороге дома, исполняя высокую миссию по охране жилья. Невзирая на полное презрение хозяев к моему там возлежанию, я таки честно исполняю свой долг. С тех пор как об меня каждый член семьи, уверяю вас, ни один раз вытер ноги, я до икоты ненавижу порог, но меня к нему тянет с силой магнетизма, потому что врождённое любопытство и неистребимое желание знать всё с первых рук с годами только усугубилось.

Воинственный окрас достался мне по наследству от папы, а поперечные полоски от мамы. Устрашающее рваное чёрное пятно в пол морды, удачно скрывало милую рожицу. Да! Я рыжий! И не стесняюсь этого. Моя рыжая шерсть, торчащая дыбом, всегда предупреждала о готовности атаковать и шипеть по любому поводу.

Забыл сказать, что в принципе меня на привязи в доме никто не держал. В любое удобное время я покидал его через маленький вход внизу наружной двери, прикрытой от посягательств чужаков куском линолеума.

Вот скажите если я не прав, каждый двуногий считает, что домашние коты катаются как сыр в масле, что наша жизнь сытая и спокойная. Однако не каждый человек способен заметить подводные камни в сытой жизни кота.


Purchase this book or download sample versions for your ebook reader.
(Pages 1-5 show above.)