Excerpt for Мир 109 by , available in its entirety at Smashwords

МИР 109


Copyright 2017 Sasha Ri-En

Published by Sasha Ri-En at Smashwords

Smashwords Edition License Notes

Эта электронная книга имеет лицензию только для вашего личного пользования. Она не может быть повторно продана или отдана другим людям. Если вы хотите поделиться ею с другим человеком, приобретите для него дополнительную копию. Спасибо за уважение к труду автора.

Часть 1. Осень

1

«Каменный мешок, темнота, глухая и вязкая, словно вата. Никогда еще детектив Дуглас не был так близок к финалу. Смерть, в лице заклятого врага, злобного и хитроумного паршивца Фернандо, постоянно наступала на пятки, но всякий раз, когда выхода, казалось, не было, на выручку приходила верная помощница Лин. Вот и сейчас она сидела рядом, молча глядя в темноту — в отличие от Дугласа, тьма не была препятствием для ее зрения. Хотя что можно рассматривать, если вокруг одни камни? Прожечь их взглядом Лин не могла, это не входило в умения вампира-полукровки. Одним словом, скорый конец был очевиден и неотвратим.

Знаешь, Лин, я давно хотел тебе сказать... точнее, предложить... может быть мы с тобой... — Дуглас вздохнул, поморщился и продолжил: — может быть мы с тобой займемся любовью? Жить нам осталось недолго, а редактор этого дурацкого романа требует, чтобы мы, наконец, перепихнулись и осчастливили этих ду… дорогих читательниц, которые так этого жаждут. Как ты на это смотришь, детка?»

Алекс с отвращением захлопнул ноутбук и, скрипнув табуреткой, встал из-за кухонного стола. Провел ладонями по лицу, словно пытаясь стереть усталость, вздохнул и подошел к окну. Из-за дальних многоэтажек лениво выползало солнце, щедро поливая золотом крыши домов. Желтые листья в кронах деревьев тоже казались золотыми. Отведя взгляд от этой тошнотворной сусальности, Алекс вернулся к столу. В зеркальной дверце посудного шкафа мелькнули светловолосая шевелюра и часть терракотовой футболки. Подогнул под себя ногу и снова уселся на табурет.

Мысль поработать спозаранку оказалась неудачной, свежих идей по переделке главы не появилось, да и переделывать, честно говоря, не хотелось. В законченном варианте, который Алекс еще на прошлой неделе отдал редактору, ни какого секса не было и в помине, но вредный Макс, чтоб ему пусто было, уперся намертво — «читательницы хотят! Ты уже пятнадцать томов держишь их в ожидании!» Понимая, что упырь не отвяжется, Алекс пообещал хотя бы подумать, чем сейчас и занимался, кляня себя за то, что не сказал решительное «нет».

Он снова открыл ноутбук, пробежался по тексту и, выделив последний абзац, от души треснул по клавише «del».

Не пишется? — хрипловато произнесла Эмма, заходя на кухню. Мятая пижама, волосы похожие на воронье гнездо, осторожные движения и темные круги под глазами. - Ты не против, если я задерну шторы?

Глянув на нее повнимательней, Алекс нахмурился и, опередив, задернул шторы сам. Затем подошел к подруге, всматриваясь в лицо.

Снова?..

Угу, — кивнула девушка и тут же поморщилась от боли.

Давно?

С вечера.

Могла бы разбудить.

Эмма отвела взгляд.

Я думала, само пройдет.

Алекс покачал головой.

Идем.

В комнате Эммы царил сумрак.

Ложись, — велел Алекс. Подождал, пока подруга, морщась, устроится поудобней, подоткнул вокруг нее одеяло и присел на край постели. Ладонь его дотронулась до головы Эммы, пальцы осторожно пробежались по волосам.

Сейчас пройдет, — произнес он. И когда, спустя пару минут, Эмма, наконец, расслабилась, произнес: — Спи. В следующий раз зови меня сразу.

Спасибо, — голос подруги прозвучал тихо и сонно.

Не за что.

Когда Алекс выходил из комнаты, она уже спала, трогательно положив ладошку под щеку.

Конечно, ему было далеко до супер-пупер-детектива Дугласа (которому предстояло каким-то образом переспать со своей супер-пупер-помощницей Лин), но снять приступ мигрени у подруги Алекс мог. Хотя и не понимал до конца, как именно это делает.


Детектива Дугласа Алекс придумал давно, еще в студенческие годы, шутки ради - когда издательство завернуло очередной «приличный» роман, он со злости за неделю накатал историю про супермена-детектива. Бредовую и штампованную до оскомины. Даже не стал редактировать - отослал, успокоился и забыл, «хотите популярное — нате вам!» —вычитывать текст накануне защиты диплома будущему журналисту было некогда.

Дальше произошло непредвиденное — роман напечатали, он стал неплохо продаваться и быстро обрел поклонников. А через пару месяцев, сразу после защиты, имея контракт с издательством на написание еще как минимум трех томов, Алекс перебрался в столицу, думать забыв про журналистику. И вот уже который год затянувшаяся студенческая шутка убивает его своей бесконечностью. Сам Алекс был готов прикончить своего героя уже в пятом томе. В седьмом желание стало неистребимым, но редактор упорно стоял на своем - «пиши дальше, пиши больше… и пусть Лин и Дуглас, наконец, переспят».

От последнего предложения Алекс открещивался как мог. Но нынешний том — заключительный, и теперь Макс уже не отвяжется. Желание читателя — закон. А то, что читатели жаждут секса, Алекс видел и сам. На недавней авторской встрече (книжный магазин, толпа теток и кофе в бумажных стаканчиках) эта жажда сквозила в каждом вопросе.

«Что тебе, жалко?! — возмущался Макс. — Черкани пару абзацев, да и дело с концом. Тем более, что это закономерно — при таком тесном общении и нежных чувствах эти двое просто обязаны переспать».

С последним утверждением Алекс был не согласен категорически. Их с Эммой тоже связывали давние дружеские отношения, но за десять лет знакомства им даже в голову не пришло заняться друг с другом сексом. В студенческие годы Алекс умудрился вполне легально переспать с половиной Эмминых подруг, а также с ее бывшим бойфрендом и парой общих друзей разного пола, но сама Эмма, как ни странно, никогда не становилась объектом его желания. Их обоих это вполне устраивало. Сплетни, конечно, ходили всякие... Они учились на одном курсе, жили в соседних комнатах общежития и неплохо проводили время друг с другом без всяких кувырканий в постели.

Когда Алекс после университета перебрался в столицу, Эмма осталась в городе — подвернулась работа в редакции местной газеты. Впрочем, там подруга трудилась недолго и через полгода неудачных попыток вновь найти работу, отправилась попытать счастья в столицу.

Столичное счастье тоже оказалось зыбким — на те деньги, которые получала Эмма, снимать квартиру было нереально, поэтому Алекс, уже популярный писатель, уговорил ее переехать к себе.

Это решило кучу проблем: в квартире исчез хронический бардачище, в котором Алекс терял записные книжки, вещи и хорошее настроение. А на смену фастфуду пришла здоровая пища. Кроме того теперь Алексу не приходилось тратить время на поиски информации для написания своих романов — Эмма стала кем-то вроде Лин, у которой всё и всегда было под контролем. В общем-то Эмма и была ее прототипом, благодаря способности приходить на помощь в нужный момент: и вещь потерянную найдет, и с зависшим сюжетом поможет. А в моменты мигрени она походила на вампиршу-полукровку даже внешне. «Может кровушки хлебнуть — и пройдет?» - однажды задумчиво произнесла она после очередного приступа, одарив Алекса вызывающей мурашки улыбочкой. И Алекс даже порадовался, что Лин - всего лишь выдуманный персонаж.


Выйдя от Эммы, Алекс завернул в свою комнату, тоскливо глянул на заправленную постель и, отогнав мысль плюнуть и завалиться спать, нехотя вернулся на кухню. Мрачно покосился на ноутбук и взялся варить кофе — должно быть в жизни хоть что-нибудь приятное.

Пока он следил за стоящей на плите туркой, мысли по прежнему крутились вокруг ненавистной постельной сцены.


Ты отождествляешь Дугласа с собой, в этом вся проблема, — сказала Эмма на днях, когда он точно также стоял у плиты, — это тебе не хочется спать с Лин... и похоже, ни с кем не хочется, — добавила она осторожно. — С тобой все в порядке?

Чего? — растерялся Алекс, едва не упустив закипающий кофе.

Прости, наверное это не мое дело, но ты уже второй месяц не выходишь из дома и…

Неправда, я вчера ходил в магазин. За хлебом.

Позавчера, - мягко поправила Эмма. — И это я ходила в магазин, а не ты.

Неважно. Ты что, озадачилась моей сексуальной жизнью?

Иногда Эмма была слишком внимательна, и это бесило.

Если бы не ее терпение, разговор мог закончиться ссорой — нервы Алекса давно находились на пределе, и он терпеть не мог, когда кто-нибудь вмешивался в его жизнь, даже с Эммой предпочитая держать дистанцию, которую подруга так беззастенчиво уничтожила.

Алекс отставил турку — пить кофе расхотелось — уселся на диван и, скрестив руки на груди, сердито произнес:

Договаривай.

Эмма отложила журнал и присела рядом. Вечерело, в сумраке кухни их соседство ощущалось почти интимно. Алексу захотелось отодвинуться, но он, из принципа, не стал.

Извини, наверное я влезаю в слишком личное... — произнесла Эмма.

Влезаешь, — скрывать недовольство Алекс не стал тоже.

...но тебя что-то мучает, и я не могу мотреть, как ты страдаешь. Расскажи, я постараюсь понять. Не пойму, так хотя бы выслушаю, это тоже помогает.

После этих слов оставалось только вздохнуть и сдаться — если Эмма решила вынуть из человека душу, то способов ее остановить в природе не существовало. Алекс был знаком с этим свойством подруги, поэтому решил обойтись малой кровью.

Да, ему действительно не хотелось больше заниматься сексом ни с кем. Точнее, хотелось, но… едва ситуация доходила до самого интересного, как появлялось ощущение, что всё вокруг — это имитация, дурацкий спектакль с плохими декорациями. Люди не те, он сам не тот, всё не то. В результате, борясь с подступающим отвращением, Алекс говорил партнеру или партнерше «прощай» и отправлялся восвояси. И неважно, какого пола они были, как выглядели — реакция всегда оказывалась одинаковой.

Примерно так он и озвучил ситуацию Эмме. Подруга задумалась.

Может ты ищешь кого-то конкретного? — предположила она, перестав наконец молча созерцать пространство.

С чего ты взяла?

Помнишь бар, где мы были на Новый Год?

Как будто мы с тобой только и делаем, что по барам ходим, — не удержался от подколки Алекс.

Этот некто темноволос и строен. А уж парень или девушка — этого я не знаю.

Алекс хмыкнул, вспомнив случай полугодовой давности, когда взял Эмму с собой. С личной жизнью подруге не везло, и Алекс, которому найти себе партнера на один раз не составляло труда, пообещал помочь.

Похоже, вечером она вновь проявила чудеса наблюдательности, хотя времени на это было немного — Алекс покинул ее почти сразу, выбрав девчонку посимпатичней. Увы, Эмма снова осталась одна, хотя Алекс исключительно из-за нее отправился в заведение для натуралов. И очень об этом пожалел — если бы эта девчонка была парнем, вечер наверное прошел бы куда интересней. Видимо тогда, после этой самой первой мысли о несоответствии, всё и началось.

С чего ты взяла, что он должен выглядеть так? — поинтересовался Алекс.

Значит все-таки «он», — сделала окончательный вывод подруга.

Да какая разница. Ты не ответила.

Я помню, как ты выбирал — все, на кого, ты смотрел, были одного типажа.

Ну да, ты тоже под это описание подходишь. И что? — Алекс посмотрел на подругу… и заметил, что та смутилась. Развел руками. — Извини, может я и всеяден, но инцест — это слишком. Ты мне как сестра.

Но не сестра ведь, — Эмма смотрела в сторону.

Алекс даже растерялся от такого поворота событий.

Ты хочешь со мной переспать? — спросил он напрямик.

Нет! — воскликнула Эмма, отскакивая. — Даже не мечтай.

Сказанное особого доверия не вызвало, но тему Алекс решил закрыть.

Ладно, допустим. И что мне, по-твоему, делать? — поинтересовался он. А вдруг ей удастся найти выход?

Не знаю, — пожала плечами Эмма, — искать и ждать, наверное.

Тем вечером он отправился проверить идею на практике. После чего схема «искать и ждать» превратилась в просто «ждать» — настолько быстро на этот раз возникло чувство отвращения... Хотя парень оказался симпатичный и полностью подходящий под описание.

2

Когда проснулась Эмма, солнце уже завалилось за горизонт, погрузив кухню в сумерки. Не включая свет, глядя в ненавистный экран, Алекс удалял уже третий вариант финала. Каждый из вариантов был хуже предыдущего, и клавише «del» в скором будущем грозила неминуемая смерть.

Трудишься? — зевнув, произнесла подруга, хлебнув воды из чайника. Вид у нее был бледный, но вполне живой.

Смерти моей хотят, изверги, — Алекс в сердцах захлопнул ноутбук и, включив настенный светильник, подошел к Эмме. — Как самочувствие?

Встав на носочки, она чмокнула его в щеку и смущенно произнесла:

Спасибо.

Не за что, — тоже внезапно засмущался Алекс и торопливо отвернулся к холодильнику, — давай я ужин разогрею. У нас там вроде котлеты остались.

Ой не надо, я сама.

Да ладно тебе.

Их спор прервал дверной звонок. Они так и застыли у открытого холодильника, обменявшись вопросительными взглядами. Друзей у них не было, с соседями отношения не завязались. Кого еще может принести нелегкая, когда за окном темно?

Я открою, — произнес Алекс, выходя в коридор.

Когда он открыл дверь, изображение вдруг поплыло, расфокусировалось, превратив стоящего напротив человека в размытое пятно. В образе его мелькнуло что-то знакомое, Алекс попытался сосредоточиться, разглядеть… тряхнул головой, и четкость вернулась. А вот здравый смысл — нет.

В первую минуту подумалось, что какой-то шутник поставил перед ним зеркало. Только отражение было довольно странным — вместо домашних брюк и футболки — джинсы, ботинки и короткая кожаная куртка. Понять, что происходит, Алекс не успел, потому что тот, кого он принял за отражение, порывисто его обнял, воскликнув:

Наконец-то!

Когда Алекс опомнился, то обнаружил, что обнимает его в ответ. Он понятия не имел, что это за тип, почему он так похож на самого Алекса, но размыкать объятия почему-то не хотелось — впервые за долгое время ему стало наконец тепло и спокойно.

В ту же секунду его отстранили, на лице незваного гостя читалось недоверие пополам с растерянностью.

Этан, ты и правда меня забыл.

Вообще-то я Алекс.

А я — английская королева.

Рядом что-то упало. Алекс и гость дружно повернули головы.

А, Ханна, и ты здесь, — без особой радости произнес незнакомец.

Простите, — произнесла Эмма, поднимая с пола кружку. — Вообще-то я Эмма. Алекс, я и не знала, что у тебя есть брат-близнец.

Алекс растерянно моргнул.

Да я и сам не в курсе.

Близнец? О чем это она? — лицо парня помрачнело. — Кстати, а что она вообще здесь делает? — кивком головы он указал на Эмму.

Живет, а что?

Вы что, еще и спите вместе?! Ну знаешь ли!

Да ты вообще кто такой?! — возмутился Алекс. — Вваливается тут, претензии предъявляет!

В ту же секунду сильные руки прижали его к стене.

Кто я такой? Короткая же у тебя память…

Парень приблизился на расстояние вздоха. У Алекса перехватило дыхание. Захотелось или оттолкнуть, или... притянуть еще ближе. На мгновение «близнец» с видом превосходства посмотрел на Эмму, затем снова поймал взгляд Алекса.

Маленькая подсказка для забывчивых, — произнес он... и впился губами в его губы.


Вернувшись в реальность, Алекс осознал, что, привалившись к стене, тупо смотрит на закрытую дверь. В коридоре стоит тишина. А Эмма разглядывает его как диковинную зверюшку.

Хочешь пиццу? — собственный голос раздался словно со стороны, ощущаясь чужим и незнакомым.

И в ту же секунду его накрыло резкое, разрывающее на части ощущение потери.

К счастью, длилось оно недолго.

3

С тобою правда все в порядке? — в голосе Эммы тревога, взгляд настороженный.

Да, конечно. А что?

Я тебя пятый раз окликаю. Может мне остаться?

Ее пальцы замерли на верхней пуговице пальто.

Нет, все в порядке, просто не выспался, — Алекс тряхнул головой, фокусируя взгляд на подруге. Иди, а то опоздаешь.

В кои-то веки Эмма завела себе приятеля, не стоило портить опозданием едва начатые отношения. Размышления свои Алекс озвучивать не стал, просто выпроводил подругу за дверь, в очередной раз уверив ее, что пребывает в полном порядке.

Едва он закрыл дверь, как внимание растеклось, словно сегодняшний разлитый утром кофе.


Придет он, не сомневайся, - улыбнулась Эмма, принеся из ванной тряпку.

С чего ты взяла?

Так он же сказал — «не прощаюсь».

Алекс так и замер, сидя на корточках с осколками чашки в руках.

Когда?

Вчера, когда уходил. Ты что, не помнишь?.. Ой, прости, забыла, — она хихикнула, — у тебя был такой очумелый вид.

И что он еще сказал? - последнюю фразу Алекс проигнорировал.

Ну-у... он посмотрел на меня как на врага, сказал «не прощаюсь» и ушел, хлопнув дверью.

Ясно, — ответил Алекс, выкинул осколки в ведро и больше к этой теме не возвращался.

Завтракали они остатками вчерашней пиццы, которую заказали после ухода странного визитера.

Ты вроде не любишь с морепродуктами, — произнесла Эмма, наблюдая, как Алекс критически оглядывает свой кусок.

Не люблю.

А зачем заказывал?

Не знаю. Захотелось.

Он скривился и с отвращением откусил от края тонкой, намазанной кетчупом лепешки, прислушиваясь к своим ощущениям. И, когда кусок оказался съеден, подвел итог:

Редкая гадость.

Эмма хмыкнула, но ничего не сказала.


И все-таки, этот парень — твой брат-близнец? - спросила она уже обуваясь в прихожей.

Не знаю, — Алекс задумался. — Если так, почему я его не помню?

Над этим он и принялся размышлять, пока не понял, что его зовут.

Прости, ты что-то спросила? — произнес он, выныривая из своих мыслей и видя встревоженное лицо подруги, которая, надев пальто, уже совсем собиралась уходить.

С тобою правда все в порядке?..


К моменту, когда раздался звонок в дверь, вопросов у Алекса накопилось предостаточно. Открывая, он решил обязательно получить на них ответы.

Привет. Не спалось? — с усмешкой поинтересовался парень, разглядывая лицо Алекса.

Похоже, не мне одному.

Вид у гостя тоже был бледноватый.

Алекс посторонился, пропуская его в квартиру.

Чай, кофе? — предложил он.

Нет, спасибо.

Алекс задумался.

Кола? Клюквенный морс? — наконец добавил он, мысленно перебрав имеющиеся продукты. Почему-то очень хотелось услышать согласие, нащупав то, что может его вызвать. Но парень снова произнес «нет» и, повесив куртку, проследовал за Алексом на кухню.

Есть еще пицца. Вчерашняя, с креветками.

Отвратительная штука, — озвучил его мысли парень, почему-то радостно улыбаясь.

И что здесь веселого? — слегка растерялся Алекс.

Ты до сих пор ее не любишь.

Это хорошо?

Определенно.

Алекс почувствовал, что начинает закипать.

Может хватит говорить загадками?

Увы, нет, — парень расположился на его любимом месте за столом, слегка нахмурился. — Разгадывать их тебе придется самому. Так что вспоминай, — он взял бокал Алекса с недопитым чаем, поболтал остатки жидкости и поставил на место.

Да что вспоминать-то?

Всё. Кто ты такой, что здесь делаешь…

Живу я здесь! Живу! — окончательно рассердился Алекс. Взгляд его упал на ноутбук. — Роман дурацкий пишу, с тобой вот сейчас разговариваю…

Не разговариваешь, а орешь. Сядь, — парень придвинул ему соседний стул, — и успокойся, — от его тона злость Алекса слегка поутихла. — Я расскажу, но немного. Иначе вместо настоящих воспоминаний у тебя останется картинка, созданная с моих слов. Так что вспоминай сам, иначе домой тебе не вернуться.

Я и так дома.

Это не дом. Это иллюзия. Мир 109. Мы с тобой живем совсем в другом месте.

Мы с тобой? А почему я тебя не помню?

Парень помрачнел.

Потому что слишком долго здесь пробыл. Этот мир меняет память, встраивает тебя в свою действительность, и ты становишься другим. Есть версия, что Мир 109 — это живое существо, которое делает тебя частью своего тела. Чем дольше ты в нем находишься, тем меньше шансов освободиться. Предельно безопасное время пребывания - двадцать минут. Ты торчишь здесь второй месяц. Вот и результат.

Алекс тряхнул головой.

Бред какой-то.

Бред видеть тебя писателем. Бред — все, что здесь происходит, Этан. И этот наш разговор, и что меня не помнишь. Георг вообще считает, что ситуация безнадежна.

- А ты?

Парень посмотрел на него задумчиво.

Пицца, и эти твои дурацкие романы — ты ведь писал их не просто так, — наконец произнес он, — твое подсознание до сих пор помнит. Так что теперь все зависит от тебя.

Он посмотрел на Алекса, и тот снова почувствовал, как мир плывет перед глазами, как вчера, когда этот странный человек был так близко. Почувствовал даже не смотря на разделяющее их сейчас пространство.

Парень разорвал зрительный контакт и посмотрел на свои часы, которые до этого момента Алекс не замечал: странная конструкция с оранжевой полосой индикатора, и окошко с цифрами обратного отсчета.

Интересная штука, — произнес Алекс, потянувшись к его запястью, — можно посмотреть?

Свою найди, — произнес парень, поднимаясь. — Мне пора, — и направился в на выход.

Подожди, — Алекс бросился следом, чувствуя, что не только ему одному хочется, чтобы эта встреча длилась подольше. —Ты не сказал, как тебя зовут!

Вспомни сам, — парень снял с вешалки куртку и обернулся. По лицу скользнула невеселая улыбка.

С другой стороны, я ведь тебя нашел, верно?

Вместо ответа Алекс притянул его к себе, сцеловывая с губ эту горькую улыбку, теряя рассудок от всепоглощающего желания и ответной реакции: яростной, сильной, сводящей с ума...

Прости, мне действительно пора, — эти слова спустили его с небес на землю.

Прерывающийся голос, отстраняющие руки, словно борющиеся с желанием обнять покрепче.


Оставшись один перед закрытой дверью, он привалился к стене и закрыл глаза, стараясь сохранить в памяти последние частички ускользающего тепла. Затем медленно сполз на пол.


Когда вернулась Эмма, он все еще сидел на том же месте, бездумно глядя в пространство перед собою.

Значит приходил... — негромко произнесла девушка.

Он пришел в себя только на кухне, с кружкой чая в руках. Эмма сидела напротив, подперев рукой голову, и молча смотрела ему в лицо. Видимо этот взгляд, тяжелый и немигающий, и вырвал его из ступора. На мгновенье ему почудилось, что глаза подруги блеснули красным, но уже через секунду реальность снова стала привычной, а взгляд Эммы - тревожным, но вполне человеческим.

Чувствуя, что сейчас начнутся расспросы, Алекс произнес:

Как твое свидание? Чем занимались?

Расчет оказался точным — на лице Эммы тут же возникло мечтательное выражение.

Гуляли, — произнесла она. — В нашем парке чудесно — листья такие яркие, а сквозь них солнце просвечивает — красиво, слов нет! — не особо вникая в то, что она говорит, Алекс начал проваливаться в свои мысли. — Знаешь, тебе все же стоит выбраться из дома, воздухом подышать. Вот и Георг сказал…

Произнесенное подругой имя подействовало, словно толчок в спину.

Кто такой Георг?

Эмма остановилась на полуслове.

Знаешь, ты все-таки жуткий эгоист. Тебя хоть что-нибудь кроме собственной персоны интересует? — она замолчала. Затем сделала глубокий вдох и уже спокойно продолжила: — Георг — мой парень. Мы познакомились вчера утром, и это с ним я сегодня ходила на свидание, если ты не в курсе.

Да понял я, — отмахнулся Алекс, — просто расскажи кто он такой. Я должен знать, с кем ты гуляешь, а то мало ли что…

Даже не думай, он мой, — угрожающе произнесла Эмма, и Алекс, пряча улыбку, поднял руки.

Понял-понял, не претендую. И все-таки, кто такой этот Георг?

Он понимал, что Георг, о котором упоминал его странный гость, и парень Эммы — скорей всего разные люди, просто хотел зацепиться хоть за что-то, что связывало бы его с прошедшей встречей. А заодно и отвлечь подругу. Посвящать ее в подробности сегодняшнего разговора Алекс не хотел, сам не зная почему.

Отвлекающий маневр сработал ненадолго. Поведав Алексу, что ее новый друг — симпатичный, умный и неподражаемый во всех смыслах, Эмма вплотную перешла к самому главному:

Как твой... брат?

После чего Алекс, «вспомнив», что у него кончился кофе, быстренько сбежал из дома.


Идти никуда не хотелось. Прогулявшись по освещенному проспекту, он завернул в супермаркет. Бездумно побродил вдоль заставленных полок, переходя из отдела в отдел. Зачем-то купил банку растворимого какао, после чего не торопясь, в надежде, что Эмма уже отправилась спать, вернулся домой.

Подруга в самом деле ушла к себе в комнату. Спала она там или нет, Алекс выяснять не стал. В полной тишине и спокойствии, рассмотрев банку с какао (напитком, который вызывал у него глубокое отвращение), Алекс засунул покупку в шкаф. Еще раз с ненавистью взглянул на недописанный текст и, выключив ноутбук, отправился спать.

4

Снилось ему зеркало с отражением, которое он, как ни пытался, не мог разглядеть. Изображение расплывалось, зрение фокусироваться не желало. Алекс зажмурился, напрягся до боли в глазах, пытаясь увидеть то невероятно важное, что пыталось показать ему стекло. А когда это ему почти удалось, видимость начала проясняться, зеркало вздрогнуло и... разлетелось на осколки. Закрыв руками лицо, Алекс попытался увернуться, вскрикнул… и проснулся.

Серое небо за окном предвещало рассвет. Сон исчез.

Еще немного провалявшись в постели, Алекс отправился умываться. Когда он чистил зубы, в голове всплыли обрывки вчерашнего разговора. Этот парень говорил что-то про его роман. Про то, что Алекс пишет его не случайно. Что-то про подсознание... Но вот что?

Сам Алекс вовсе не считал свой многотомный труд чем-то важным, изыскивать философские глубины в его труде определенно не стоило. И уж точно Алекс не собирался отождествлять себя с главным героем - суперменом он никогда не был, о спасении человечества не мечтал, экстраординарными способностями не отличался. Поэтому мысль копать в этом направлении выглядела глупой. А вот часы... такие бы вполне подошли детективу Дугласу, как раз в его стиле.

Развивая мысль дальше, Алекс представил своего героя деловито глядящим на индикатор. Как ни странно, вместо деловитости супердетектив почему-то предстал перед мысленным взором Алекса недоумевающим и рассеянным, — на запястье часов не оказалось.

«Так-так-так, — произнес детектив Дуглас, — где мой хронометр? Наверняка это происки паршивца Фернандо, будь он неладен. Что ж, негодяй, я выведу тебя на чистую воду и верну свой любимый хронометр во что бы то ни стало!»

Детектив Дуглас огляделся вокруг, пораскинул мозгами. А затем бросился вперед и с победным криком извлек из неприметного тайника под окном похищенную злодеем вещь.


Алекс так увлекся сюжетом, что потерял дар речи, обнаружив себя у окна на кухне, с зубной щеткой в одной руке и часами в другой. Часы, а точнее хронометр, были точь-в-точь как у безымянного гостя. С тем лишь отличием, что здесь полоса индикатора горела красным, а в окне обратного отсчета светились нули.

«Кажется я схожу с ума, — подумал Алекс, глядя на открытый тайник. — А может я даже и не Алекс? А этот, как его... Этан?»

Он произнес имя вслух и прислушался к ощущениям. Ощущения молчали - ни каких эмоций этот набор звуков не вызвал. Алекс снова попытался взглянуть на ситуацию глазами детектива Дугласа.

«Хм, Этан, — детектив покатал имя на языке, словно леденец, попробовал раскусить его так и этак. Этан… Этан…»

Думать об этом имени прославленный детектив почему-то не желал. А желал он кофе и скорейшего завтрака. И все это после душа. Чем Алекс и занялся, решив, что вода охладит голову, прояснит запутанные мысли и может быть даже, как знать, поднимет настроение.

Прогноз оказался слишком оптимистичным, - мысли, и без того скачущие, вовсе пошли вразнос когда Алекса посетило странное чувство, что рядом с ним в душе кого-то не хватает. Это был полный бред. Маниакально дорожащий своей свободой, он не имел привычки подпускать кого-то настолько близко. И вот теперь он, словно что-то вспомнив, обернулся, протянул руку... и ощутил пустоту. На миг забывшись, словно перенесся куда-то в другое место, в другие обстоятельства, с другим собой. Тем, которому был нужен кто-то еще, кроме себя самого. И не просто кто-то, а один вполне конкретный человек. В памяти промелькнуло имя... но слишком быстро, чтобы успеть запомнить. И тут же навалилось уже знакомое чувство потери, отчаянное, режущее по живому.

Чтобы избавиться от этой всепоглощающей боли, Алекс предпринял единственное, что пришло в голову — крутанул до отказа кран с холодной водой.


Из душа он выбрался замерзший и злой. С полной сумятицей в голове и огромным желанием припереть паршивца к стене… а дальше по ситуации. Словно чувствуя его настроение, кофе сбежал, заполнив кухню запахом гари, так что пришлось настежь распахнуть окно.

Глядя на набирающий силу свет нового дня, Алекс вдохнул пропитанный осенью воздух, прохладный и пряный. И подумал о том, что очень скоро все эти краски смоют дожди, деревья станут похожи на облезшие метелки. Затем все вокруг завалит снегом. Еще чуть позже снег под солнцем превратится в грязь. Потом зазеленеют деревья, придет лето, а после - опять осень... Бессмысленный круговорот одного и того же.

Алекс жил в этом городе и в этой квартире, казалось, целую вечность, и успел выучить происходящее до мелочей. До нынешнего момента его все это вполне устраивало. И только сейчас он явственно ощутил, что чего-то не хватает. Перед глазами внезапно вспыхнула картинка: зеленое небо с рваными клочьями облаков, голая равнина до самого горизонта, покрытая алыми пятнами лишайника, словно забрызганная кровью. И знакомый голос: «Дурацкая здесь весна, все-таки». Казалось, сейчас возникнет в памяти название места, а там и имя, которое он так хотел, но никак не мог вспомнить.


В таком задумчивом настроении и застала его Эмма, выйдя на кухню.

Доброе утро, — произнесла она, — ты так вчера и не рассказал ни о чем.

Угу, — Алекс решил и дальше играть в молчанку.

Знаешь, я тут подумала... этот парень очень подозрительный. Знает меня и тебя, а мы его — нет. Это во первых. Похож на тебя, но брата-близнеца у тебя нет. Это во вторых…

Куда ты клонишь? — насторожился Алекс, глядя на подругу, которая сейчас являла собой полное воплощение суперпомощницы детектива Дугласа.

А вот куда, — Эмма даже встала в позу, которую очень любила всемогущая Лин: руки в боки, ноги на ширине плеч, грудь вперед. Весьма, кстати, неплохая грудь, и где она до этого ее прятала? Алекс моргнул и сбился с мысли. — Думаю, он — твой свихнувшийся поклонник. Изменил внешность, набрался всяких там психологических приемчиков, может быть даже гипнозом овладел…

Ага, — хмыкнул Алекс, — мысли научился читать, — и тут же замер, поняв, что сказал правду. Во время самой первой встречи этот парень как-то ведь догадался, что Алекс его не узнал.


Purchase this book or download sample versions for your ebook reader.
(Pages 1-29 show above.)